Efpod (efpod) wrote,
Efpod
efpod

Музей лжи

Тот, кто немного знаком с еврейской историей и традицией а также с историей Германии, может со спокойной совестью обойти стороной то, что называется 'еврейским' музеем в Берлине, если он оказался в этом городе проездом и желает узнать что-то новое и интересное. Все, что в этом музее рассказывается и показывается, и так ему известно, а в Берлине есть очень много других мест, более достойных внимания.

Но вот исследователю культурных патологий стоит в этом музее немного задержаться. И дело не в том, что название не совсем отражает содержание музея. Он является музеем не об евреях вообще, а об евреях Германии. В конце концов, почему бы не быть в Германии музею о немецких евреях (хотя, конечно, честнее было бы назвать его именно так, а не 'еврейским музеем')?

Дело скорее в том, что идеология музея не имеет вообще никакого отношения к 'еврейскому'(пусть даже и в пределах Германии). Первым делом посетитель попадает в 'ось изгнания' (Die Achse des Exils). Если вы инстинктивно подумали, что речь идет об изгнании в еврейском смысле - изгнании как 'галуте', то вы ошиблись. Речь идет об эмиграции евреев Германии в период нацистской диктатуры. Центральность этой оси и выбор слова не оставляют сомнений в том, что это сделано намеренно. Основателей музея нельзя обвинить в невежестве или невнимании к тому, что в еврейской традиции есть свои символические понятия. Напротив, музей позиционирует свою задачу как введение в мир этих понятий. В интерактивном центре обучения есть возможность ознакомиться со значением еврейских понятий с традиционно- или даже теологическо-еврейской точки зрения. Например, 'вера'; или 'обет'. Но 'галут' вдруг превратисля в Exil из Германии.

На стенах коридора, называемого осью изгнаниния, перечислены города. Среди них можно найти Иерусалим и Тель-Авив. Итак, музей сообщает нам, что Иерусалим - это галут. Вообще, вся система лжи в этом музее построена по методу plausible deniability. Ведь кто будет отрицать, что многие немецкие евреи скучали по Германии в Иерусалиме? Но они скучали как немцы. И чем сильнее была еврейская составляющая их идентичности, тем меньше они воспринимали Иерусалим как место 'изгнания'. Какая часть немецких евреев, оказавшихся в Эрец-Исраэль, была бы готова назвать ее галутом, несмотря на все сложности абсорбции?

Кстати, о сложностях. Там, где рассказывается об эмиграции немецких евреев в другие страны, музей не забывает упомянуть о том, что у новоприбывших было чувство дизориентации, и что местные 'не всегда приветствовали их'. Подобно авторам незабываемого фильма 'Бывшие', создатели музея как-то упустили возможность привести также и примеры успешной интеграции эмигрантов в новых странах (не только в сионистском образовании, но и в Америке и Англии), и об их вкладе в культурную и общественную жизнь этих стран, которые многие из них стали считать не местом изгнания, а новым домом. А казалось бы, это еще одна страница славной истории именно немецких евреев!

А что в музее с сионизмом? На своей главной странице (Wer-Wie-Was?) интерактивный центр предлагает выбор главных понятий еврейской истории и культуры, как например Просвещение (Хаскала), Катастрофа и т.д. Сионизм среди этих понятий отсутствует. Нет, не то, чтобы он там вообще не был упомянут. Знающий человек может обратить внимание на странно-звучащий термин 'Hakhscharat haAvoda', и открыв его, узнать, что он связан с сионистским этосом. И тема сионизма включена в одну из под-страниц (но не в заглавную) под названием 'стремление к Сиону' (Sehnsucht nach Zion). Но почему не Zionismus? Нет, у музея нет аллергии на абстрактные понятия, заканчивающиеся на суффкис -ismus. На главной странице можно узнать о таких понятиях как Antisemitismus и Antijudaismus. Сионизму же выеделено скромное место подальше и под другим названием.

Это название-суррогат тоже не особенно случайно. Sehnsucht - немецкий термин, истоки которого в романтике. Будучи одним из наиболее любимых слов загадочной и саморефлектирующей немецкой души, он обозначает неопределенное томление, стремление к чему-то другому, в котором важно не то другое, которое может навсегда остаться нереализованной утопией, а само чувство стремления, неуспокоенности - гетевское 'туда, где цветут лимоны', бросок 'нордической' (см. Шиллер в письме к Гете) натуры на юг, в Италию. Так вот значит и стремление к Сиону (который, непонятно, существует, или нет) есть часть чисто немецкой души, чисто немецкой романтики.

Экспозиция конечно не обходится и без самого Гете. Посетитель может увидеть его бюст и портрет, рядом с которым находятся слова поэта, начинающиеся с утверждения: 'Евреи - тоже люди'. Не умалчивает экспозиция и о Теодоре Герцле (хотя и без бюста). Но везде, где упоминается о сионизме, обязательно добавляется, каким незначительным явлением он был. В одном из мест говорится: 'Большинство немецких евреев стремились к ассимиляции'. Дальше сформулированно чуть-чуть по-разному на английском и на немецком, но в обоих случаях примечательно: 'Тут и там' (англ. - here and there), или 'отдельные' (нем. - vereinzelte) 'критики однако утверждали, что евреи - это не религия, а нация'.

В конце экспозиции приводятся слова разных людей нашего времени. Рассказ одного из них - израильтянина по имени Цафрир, живущего в Берлине - привлек мое внимание, поскольку он выглядел как пародия на какой-нибудь израильский музей. Говорил он примерно следующее: 'Когда я послал моей маме в Иерусалим открытку с видом дома, где я живу, ее реакцией было - как ты можешь жить в месте с таким видом?' Как и везде в этом музее правда отдельно выбранного факта искажает реальность. Не помогает тут и параллель с сионизмом. История о том, как новый репатриант, приехавший в кибуц, шлет открытку домой маме в Чикаго, и та ужасается - как ты можешь жить в этой дыре? - будет правдивым экспонатом, поскольку она соответствует тому, что обычно происходит. Но в этом случае, даже если Цафрир и рассказал правду, то история его весьма экзотична. Я не заметил у мам моих друзей-израильтян особых проблем с берлинским ландшафтом, а если у кого-то из них и есть проблемы с пребыванием в Германии, то это совсем не связано с местными видами.

Но какое это имеет значение, когда речь идет о тщательно написанной сказке - сказке о том, как жили в свое время евреи на своей исторической родине, Германии, о том, как потом произошло страшное изгнание, и вот как теперь происходит символическое собирание рассеяния в лице израильтянина Цафрира, осушающего берлинские болота и орошающего берлинские пустыни? Берлин как новый Сион.
Subscribe

  • Еще о манифесте Богомолова

    Некоторое время назад я пообещал более подробно высказаться по поводу нашумевшего манифеста Богомолова и реакции на него 'либеральной'…

  • Набоков и смех

    Дочитал наконец Приглашение на Казнь, подвергув мозг, признаюсь, такой плавке, которую мне еще не приходилось изведывать. И вот какое вдруг…

  • Метаманифестные замечания

    Не будучи россиянином, я лишь отрывками знаком с реалиями сегодняшней российской общественной жизни. Поэтому до последних дней я не знал ничего о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments

  • Еще о манифесте Богомолова

    Некоторое время назад я пообещал более подробно высказаться по поводу нашумевшего манифеста Богомолова и реакции на него 'либеральной'…

  • Набоков и смех

    Дочитал наконец Приглашение на Казнь, подвергув мозг, признаюсь, такой плавке, которую мне еще не приходилось изведывать. И вот какое вдруг…

  • Метаманифестные замечания

    Не будучи россиянином, я лишь отрывками знаком с реалиями сегодняшней российской общественной жизни. Поэтому до последних дней я не знал ничего о…