tocqueville

Набоков и смех

Дочитал наконец Приглашение на Казнь, подвергув мозг, признаюсь, такой плавке, которую мне еще не приходилось изведывать. И вот какое вдруг второстепенное но вместе с тем неотвязчивое наблюдение пришло мне на ум.

В каждом произведении Набокова запрятана для меня точка смеха, вокруг которой потом и будут неотвязно крутиться картинки с текста. То есть нет, Набоков конечно полон иронии - скрытой и открытой - несмотря на всю трагичность его миров, или скорее благодаря ей. Но тут о другом - об его способности вызывать не утонченную улыбку, а совершенно бесстыдный читательский гогот с помощью какой-то незначительной казалось детали, которая постфактум выясняется параллельной (кто сказал, балаганной?) кульминацией текста, оттенивая основной пик этой глыбы. И вот именно не тот смысловой пик, а как раз момент гомерического, или даже лучше сказать чеширского хохота, остается в голове, когда все остальное уже растаяло в дымке воспоминаний.

Вот несколько экземплярчиков:

"Говорю, дождь перестал хлестать" (это Лолита).
"Да, дорогой читатель, палка" (Отчаяние - цитирую по пaмяти) - фраза, после которой я десять минунт катался по кровати в коликах.

Что же касается Приглашения, то тут конечно эпохальным для меня будет момент, когда "м-сье Пьер" оказывается "Петром Петровичем". Эко замечено!
tocqueville

Метаманифестные замечания

Не будучи россиянином, я лишь отрывками знаком с реалиями сегодняшней российской общественной жизни. Поэтому до последних дней я не знал ничего о существовании Константина Богомолова. Но шум вокруг его манифеста привлек мое внимание, так что я ознакомился с его текстом и с текстами его критиков. Я также посмотрел несколько интересных передач с его участием.

По существу манифеста я выскажусь подробно при случае. Пока же считаю важным сделать два метаманифестных замечания.

Во-первых, что касается Богомолова, то он произвел на меня впечатление умного, честного и талантливого человека. Я рад, что благодаря шумихе смог узнать о его существовании, и теперь буду следить за его творческой деятельностью.

Во-вторых, я был разочарован деградацией либерального пространства в России, которая оказалась сильнее, чем я представлял. В течение двадцати лет путинский режим насаждал в России антикультуру общественной дискуссии, воспитывая и пестуя нормы хамства и агрессии. Как оказалось, значительная часть либеральной общественности оказалось к ним не менее восприимчивой. Шендерович и Рост стилистически выступили как некая смесь Соловьева и западного фашизоида. Воспитанному на либеральной этике Сахарова и Старoвойтовой сложно оправдать этот стиль и смириться с ним. Даже в нелиберале Навальном есть больше инстинктивного уважения к свободе слова и готовности рисковать, защишая ее, чем в тех, кто называет себя либеральной тусовкой.

И в заключении - благодаря дискуссии, узнал, что Богомолов поставил Бесов, что меня, как человека, сделавшего давече видеоцикл (на иврите) о Бесах, и дающего в следующем году курс о Достоевском и политике, не может не заинтересовать. Есть ли какая-нибудь возможность увидеть этот спектакль в записи? Буду благодарен за подсказку.
tocqueville

Баба Яга

Многие сегодня считают, что Баба Яга - это старинный русский фольклорный персонаж, обозначающий достаточно неприятную старушенцию, что-то вроде Мизулиной в молодости. Однако филологи уже давно полагали иначе. По их мнению выражение Баба Яга на самом деле является неправильными переводом и транслитерацией латинского выражения alter ego, что означает 'второе я'. Яга - это явное искажение латинского ego, в то время как alter русскими по ошибке воспринималось как идишское 'старый', поскольку евреев на тот момент было в России больше, чем древних римлян, и православному люду идиш был ближе латыни. Учитывая достаточно давно укрепвшиеся феминистские настроения в России ('коня на скаку остановит'), слово 'старый' было заменено феминитивом 'Баба', и выражение превратилось в Бабу Ягу. Со временем изначальное значение стало забываться, и Баба Яга стала восприниматься как реальная персона сказок. Тем не менее ее образ сохранил многие коннотации, указывающие на изначальный смысл. Например, сгорание в печи как и его избежание символизируют двойственность второго я, которое может вести личность как к саморазрушению, так и к спасению. Куриные ножки символизирует эфемерность, зыбкость второго я, в то время как поворот задом указывает на темную сторону нашей природы, или как называют ее еврейскии теологи 'ситра ахра' (סטרא אחרא) - другая сторона.
Но в последнее время ученые приблизились к новым удивительным открытиям. Оказалось, что и само выражение alter ego не является старинным, а было заимствовано ватиканскими иллюминати 18 века из прозвища раввина Шнеура Залмана из Ляд, которого навывали также Альтер Ребе (старый ребе). Позаимствовав его мистическое учение, иллюминати попытались скрыть его иудейские корни, и приписали его не Альтер Ребе, а alter ego. Таким образом ошибка в русском заимствовании оказалось не такой уж ошибкой, поскольку именно из идиша и просиходит выражение Баба Яга, а точнее, Альтер Ребе и был этой самой Бабой Ягой.

Книга Лиц - 15.10.2020
tocqueville

Переосмысление

[Время от времени буду публиковать здесь русские тексты, которые я уже публиковал на других платформах, ибо пути большого теха неисповедимы. В таких случаях постараюсь в конце поста указать источник и дату. Вот один из них.]

В сладкие 1980-е в эпоху позднего моего детства очень любил смотреть сериалы об американской «действительности» - «Рафферти» там, ну и даже «Семь Дней в Мае». Ну что сказать? В целом оказалось, что так оно и есть - и коррумпированные профсоюзы, и заговоры в верхушке.

Книга Лиц, 9.11.2020
tocqueville

Америка выше Обамы?

Я перепечатываю постинг, который я опубликовал тут 9 ноября 2008 года. Один несчастный человек объявил его троллингом и пока не взял свои слова обратно. Я же со своей стороны беру обратно ту часть своих слов, которая касается американского народа. После ноября 2012 они неуместны.

"Америка выше Обамы:

Поскольку вопрос, что принесет президент Обама Америке, в первую очередь касается американского избирателя, я не буду его обсуждать. Что же касается результатов его правления для мира, то они вероятно будут следующими - больше бедности, больше насилия, больше страдания, больше рабства и меньше надежды. Уважения к Америке станет меньше, а ненависти - гораздо больше.

Многие успокаивают себя надеждой на чудо, на то, что сам Обама, став президентом, изменится к лучшему. Мне эта надежда не кажется оправданной. Уж слишком одиозна его личность, с которой мы познакомились в ходе его предвыборной кампании, пожалуй самой бесчестной кампании за последние годы. Его самолюбование, его склонность к авторитаризму и полумафиозным методам ничего хорошего для будущего не обещают.

Но в прочем сказано, что 'там, где стоит раскаявшийся грешник, не стоять даже самым великим праведникам'. И если Обама действительно изменится и станет созидательным президентом, я буду только рад взять свои слова обратно.

А пока мир входит в тяжелую полосу. Самое важное в такие времена - сохранить надежду, не потерять веру в прогресс, свободу и справедливость. Нужно помнить, что Америка - это не Обама, что она лучше Обамы, и что даже многие из тех, кто проголосовали за Обаму, проголосовали не за него самого, а за образ, за идеал, который существует у них внутри и который отличается от настоящего Обамы. И можно предполагать, что в конце концов Америка - та лучшая Америка, страна свободы и развития, носитель идеи демократии, страна невообразимой социальной мобильности (о чем свидетельствует избрание Обамы) сумеет перебороть в себе Обаму, и даже может быть (а вдруг?) заставит самого нового президента преодолеть в себе Обаму."
tocqueville

Революционная энергетика

Выношу из комментариев к подзамочному постингу мой ответ уважаемому юзеру, который сравнивал энергетику протестов на Ротшльде с тем, что происходило в Питере и Москве в 1989-90.

"Я не считаю, что можно разделить энергетику и содержание. Дурное содержание влияет на энергетику, и наоборот. Нет никакого сходства между энергетикой событий в Москве и Питере в 89-90 и нынешними.

На дискуссиях, митингах, собраниях 89-90 можно было увидеть много красижых лиц, красивых не в метросексуальном смысле, а по-настоящему, внутренне. Это красота было определена внутренней серьезностью людей, которые понимали, что борятся они за что-то очень важное и судьбоносное, и что эта борьба потенциально опасна для них. Когда присутствует подобная серьезность в глазах, нет место младенческому экстремизму, а есть глубокий и иногда грустный реализм.

Во-вторых, мнгоие из этих людей были весьма образованы (лет двадцать назад идеологически-левая израильская молодежь тоже была достаточно образована, но с тех пор левой тусовкой овладел новый тренд - сделана была ставка на оболванивание, и с тех пор выросло у нас поколение левых активистов, настолько необразованных, что уши вянут). Образование создает совсем иную энергетику, которая не допускает откровенной чуши.

В-третьих, все это сопровождалось полным отсутствием насилия и беззакония. Это было поистине ГРАЖДАНСКИМ движением, а не инфальтильным хулиганством. По крайней мере так было в Москве и Питере (может быть в провинции было по-другому - не знаю)."
tocqueville

Бен Гурион и пигмей

Оказывается, что в конце 50-х Бен Гурион решил создать в Израиле что-то типа библиотеки Всемирная Литература. Ну а у Бен Гуриона как всегда: сказано - сделано. Быстро создал комиссию (в которую включил себя и кое-каких профессоров), выбил деньги у американцев, договорился с издательством, и процесс пошел. Недавно Гаарец опубликовал выдержки из протоколов этой комиссии.

Эти документы представляют собой увлекательное чтение и позволяют развеять несколько популярных мифов, например миф о полной зацикленности мапаевских сионистских лидеров на практике материального строительства и об их даже если и не безразличии к вопросам духа, то провинциальности вкуса и национальной зацикленности - мол, Бен Гуриона волновали лишь ТАНАХ и Платон. Достаточно, однако, обратить внимание на список предложенной литературы, чтобы опровергнуть этот стереотип, даже если некоторые идеи (например, зацикленность ранних сионистов на Спинозе) и кажутся сегодня скучными. Нет, не обманывает нас 'Дни Циклага'.

Миф о духовной безнадежности сионистского проекта был создан и распространен приплюснутыми судьбой и не сумевшими освободиться от этои приплюстнутости немецко-еврейскими интеллектуальными снобами. Это они завели играющую и поныне пластинку: 'они же Тургенева не читали!" Но именно в те годы, в которые одна из главных популяризаторов этого мифа Ханна Арендт жаловалась на 'милитаризм' израильского общества, обедняюший его культурную жизнь, Бен-Гурион занимался распространением перевода Фукидида среди армейских офицеров. Нет, возглас 'они же Тургенева не читали!' не был предупреждением или критикой. Он был кличем к (без)действию, он символизировал попытку предотвратить возможность того, чтобы плебеи начали 'читать Тургенева', ибо это стало бы наиболее страшным унижением дле приплюснутых снобов, превративших изгойство в идеал.

В Израиле подобный стиль мышления представлял Мартин Бубер. Бубер и его поклонники немало потрудились, чтобы создать себе героическо-мифический образ. Мол, Бубер олицетворял идеал духа в затхлом Израиле; мол, его возражения против создания еврейского государства были продиктованы заботой о возрождении еврейской и мировой культуры. Выясняется же, что в вопросе переводов всемирной литературы Бубер действовал так же, как и в вопросе создания государства ('Хорошо было бы подождать, создать еще комиссию, и главное, чтобы результат был качественный, a пока я не решу, что мы достигли совершеного качества [в будущем государстве, или в будущем переводе], а я никогда так не решу, то ничего делать не надо'). Из протоколов Бен Гурион вырисовывается как настоящий человек духа, а Бубер - как немецкий Акакий Акакиевич, приниженный чиновник, для которого главное - механический порядок, в результате которого ничего не будет создано (и тогда можно будет остаться в должности 'главного интеллектуала').

Еще один миф о Бубере состоит в том, что жил он в бен-гурионовском Израиле в изоляции, как непризнанный пророк. Ну, чувствовал он себя в изоляции или нет - это вопрос психопатологии, но ходил он на заседания с Бен Гурионом регулярно, возникал по разным поводам, качал права и был назван ответственным за проект. Полицейский у дома Бен Гуриона пропускал его в гости (а например профессора Виршувского, более достойного ученого, не пропустил - на знал такого).

Хотя в некотором смысле Бубер все-таки жил в изоляции. Но это была не изоляция пророка от общества, а изоляция пигмея от требований духа, изоляция, от которой не избавиться, даже если ты живешь в столице, основал кафедру социологии в ведущем университете и якшаешся с премьер-министром.